Леонид Енгибаров.
Памяти великого артиста


Категории каталога

КОРОТКО О СЕБЕ [4]
1. Коротко о себе 2. Немного автобиографических данных. 3. Как трудно быть комиком! 4. Диплом
ЛЮБИМЫЙ ЦИРК [9]
1. Шар на ладони 2. Жонглер 3. Ей было тоскливо... 4. Девчонке, которая умеет летать 5. Аплодисменты 6. Сила искусства 7. Падение 8. Квартира 9. Как стать клоуном?
НА РИНГЕ И НА СТАДИОНЕ [9]
1. Бой 2. Победа 3. Девятнадцатилетней 4. Двадцать золотых метров 5. Вальс 6. После гонки 7. Зависть 8. На стадионе 9. В бою ничьих не бывает
ЗВЕЗДНЫЙ ДОЖДЬ [51]
1. Несколько слов о Ереване 2. Горы 3. Долина 4. Обыкновенное – необыкновенно 5. Нет и Да 6. Тональность 7. Лестница 8. Художнику 9. Сердце (В Ереване) 10. Кабачок Старость 11. Звездный дождь 12. Карманный вор 13. Тень 14. Листья 15. Парень, который придумал колесо 16. Под старыми липами 17. Фонари 18. Признание 19. Желтые звезды 20. Со мною ты... 21. Здраствуй, дерево! 22. Пистолет 23. Туфельки 24. Тореадор 25. Однажды 26. Окно 27. Подснежник 28. Зонтик 29. Голубой Тюльпан 30. Звезды 31. Твое лицо 32. Дорога 33. Ты, я и грусть 34. Вначале 35. Микрофон 36. Желтая роза 37. Неподвижные звезды 38. Я и Ты 39. Раньше 40. После концерта 41. А я люблю твои глаза. 42. Фонтаны 43. Тихий пруд... 44. Занимая на станции Детство место... 45. Соседи 46. Крик 47. Моя знакомая 48. Лучик 49. Той, которая впервые узнала, что такое дождь 50. Я снова один... 51. Страна Фантазия
СОВРЕМЕННЫЕ СКАЗКИ [4]
1. Сказочник 2. Самая длинная ночь 3. Утром 4. Кошка
МУКИ ТВОРЧЕСТВА [4]
1. Первая строчка 2. Мой литературный дебют 3. Нарисованный 4. Новое течение
И В ШУТКУ, И ВСЕРЬЕЗ [6]
1. День поэзии 2. Праздники 3. Дом 4. Робинзон 5. Знак плюс 6. Диалог

Произведения

Главная » Произведения » Последний раунд » НА РИНГЕ И НА СТАДИОНЕ

Вальс
Когда Мирон Васильев поднялся на ринг, зал приветствовал его аплодисментами. «Ну, заорали!..» - довольный, буркнул Мирон и стал тщательно натирать канифолью подошвы своих ботинок.
Михаил Михайлович Сундуков, или попросту Сундук, тренер Мирона, налил полстакана воды, дал отпить ему глоток и заботливо подставил ведро, куда Мирон сплюнул, прополоскав горло. Сундук любил Мирона.
Он любил его за то, что тот был похож на него, Сундукова, в молодости. Они одинаково понимали бокс. Бокс - это дыхание, удар, напор, и они это докажут: Мирон сегодня станет чемпионом.
Сундук стал давать последние наставления. Они знали этого интеллигента, который стоял в углу напротив. Слово «интеллигент» у Сундука было последним ругательством. «Ты сильнее, дави его, - шептал он Мирону, - но не зарывайся, поймаешь на левой и тогда выкладывайся...»
Раздался гонг, и боксеры сошлись.
Все вроде бы складывалось, как хотел Сундуков, Мирон атаковал. Он выложил «интеллигенту» свои козыри - силу, скорость, умение держать удар, но в душе у Сундукова появилась тревога. Нет, он не боялся за Мирона - «его и оглоблей не собьешь»; и то, что Мирон проигрывает немного по очкам, также не волновало тренера. Его тревожило то, что Аксентьев слишком уж копирует Мирона, разговаривает с ним на его языке, ведет бой в том же ритме и в той же манере, и если он вдруг заговорит по-другому, Мирон не найдется что ответить.
Спокойный вид «очкарика» подтвердил его опасения и, пытаясь успокоить себя, Сундук зашептал: «Ну, Миня, снизу, сбоку, снизу».
Шла последняя минута первого раунда. Мирону было плохо, нет, он еще не получил ни одного сильного удара, но ощущение, что «здесь что-то не так», сбивало его с толку.
И вдруг... Аксентьев плавно заскользил вправо от него, мягко ломаясь в корпусе, - и Мирон оказался в пустоте. Это был уже не привычный бой, а какой-то вальс, легкий, тревожный, и мелодия его, печальная и грозная, вот-вот могла оборваться. Мирон двинулся за противником и сам почувствовал, что он «выпал» из ритма...
...Мирон открыл глаза и совсем рядом увидел лицо Сундука и Аксентьева. Аксентьев вежливо улыбался, а Сундук мрачно жал ему руку.
- Не дотянул секунд пять, - сплюнул Сундук, помогая Мирону пролезть под канаты...
Из раздевалки Мирон пошел поздравить Аксентьева с победой.
У Аксентьева толпились друзья, - «интеллигенты», которых так не любил Сундук. Уходя, он задержал взгляд на книжке в раскрытом чемодане Анатолия. «Поль Э-лю-ар», прочел он про себя и подумал, что надо спросить у Сундука, когда и где дрался этот самый Э-лю-ар.
В коридоре на Мирона с любопытством взглянула девушка, стройная, с пепельными волосами, зеленоглазая. Она постучала в гардеробную Анатолия, и Мирон почему-то вдруг вспомнил мелодию вальса, который так резко оборвался на ринге.
Потом надо не забыть спросить Сундука про Поля Элюара, - подумал Мирон и вдруг отчетливо понял, что не знает Сундук ничего ни про вальс, ни про то, как дрался этот Элюар.
Он вошел в парк. Сырой весенний ветер размахивал голыми ветками тополей. И Мирон подумал, что вот сейчас начнется длинный-длинный второй раунд, во время которого он постарается узнать все-все - и про тот вальс и про того Элюара.
Категория: НА РИНГЕ И НА СТАДИОНЕ | Добавил: engibarov (23.03.2009)
Просмотров: 469
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика